Если ты мечтаешь стать чемпионом по фигурному катанию, но при этом даже ни разу не пытался надеть коньки, значит это не настоящая мечта, а лишь одно баловство, эфемерные мысли, изначально обречённые на несбыточность. Примерно так комментируют психологи наши неосуществившиеся желания. И они во многом правы: если мы чего-то страстно хотим, то должны сделать хотя бы один шаг навстречу – очень часто уже его бывает достаточно, чтобы желание сбылось…

Вот и я, с детства мечтавшая побывать на концерте прославленного хореографического ансамбля «Берёзка», пропустила такую возможность – из-за навалившейся откуда ни возьмись нелепой пассивности. На прошлой неделе – с 27 по 30 мая – в Красноярске проходил II открытый фестиваль народно-сценического танца «Истоки. Ветер перемен», где участвовал и мой любимый (заочно) хореографический коллектив. Конечно, я делала кое-какие попытки попасть на концерт, но узнав, что с билетами ситуация напряжённая, отступила. И напрасно. Надо было собираться по окончании рабочего дня и непременно ехать в Большой концертный зал краевой филармонии, где проходили мероприятия фестиваля, и желание бы осуществилось – был реальный шанс увидеть композиции «Берёзки» собственными глазами. Спасибо краевому телевидению, благодаря которому удалось посмотреть заключительный гала-концерт хотя бы на голубом экране спустя несколько дней, что называется, лёжа на диване. Но это было уже скорее не в радость, а в укор – шанс-то упущен. «Диванный» просмотр даёт ощущение постороннего наблюдателя, но отнюдь не полноправного свидетеля события, что возможно лишь при непосредственном, живом участии.
Судя по отзывам знакомых, ставших зрителями концертных программ, и по увиденному на экране, хореографические коллективы, выступавшие в рамках фестиваля, очень и очень разные – и по «возрасту», и по тематике танцев, и по качеству их исполнения. Это, конечно же, хорошо, что есть разнообразие, но лично мне ближе всего в жанре народного танца творчество двух государственных академических коллективов: это, как я уже сказала, любимый хореографический ансамбль «Берёзка» им. Н. Надеждиной (г. Москва) и не менее любимый ансамбль танца Сибири им. М. Годенко (г. Красноярск). И не потому, что они известные и знаменитые, а потому, что действительно несут зрителям радость от народного танца. И когда размышляешь, почему творчество этих ансамблей обладает такой притягательной силой, то понимаешь, что секрет прост – в верности традициям и в собственной манере исполнения. Надежда Сергеевна Надеждина – создатель «Берёзки» – руководила ансамблем на протяжении 30-ти лет (1948-1979), примерно столько же лет (1960-1991) Михаил Семёнович Годенко был художественным руководителем своего детища. Первые руководители (народные артисты СССР) – талантливые, самобытные, яркие и, что очень важно, стабильные – создали в своих ансамблях такую же надёжную и прочную основу, которую, несмотря на всевозможные сложности и проблемы, не удалось сломать ни лихим 90-м, ни жёстким веяниям нового века. Эти коллективы и сегодня остаются гордостью русского танцевального искусства. И если «Берёзка» является своеобразным и прекрасным символом России, то ансамбль танца Сибири олицетворяет ещё и нашу сибирскую землю.
Успех коллективов заключается также в том, что сегодняшним их руководителям удалось не сбиться с правильного курса, выбранного много лет назад создателями ансамблей. И сегодня по-прежнему дорога и мила сердцу зрителя – как российского, так и зарубежного – неповторимая «плывущая» походка, которая давно уже стала визитной карточкой ансамбля «Берёзка»; и по-прежнему актуальны и хороши хореографические постановки красноярских танцоров.
Конечно, времена меняются, соответственно меняются вкусы, появляются всевозможные новшества и в танцевальном искусстве. Вот и фестиваль имеет актуальное название: «Истоки. Ветер перемен». Однако, если мы хотим сохранить народный танец, в частности русский народный танец, прежде чем склоняться под натиском «ветра» нужно в первую очередь не забывать свои истоки, а бережно их сохранять и развивать. Мне кажется, этот фестиваль имеет целью подтолкнуть современных хореографов, занимающихся народными танцами, к переосмыслению своей деятельности: к чему идём, зачем и как?
Вообще это проблема российского масштаба: народное искусство, увы, остаётся на задворках. Об этом можно судить на примере многочисленных домов культуры. Если раньше в каждом уважающем себя коллективе ДК имелся и хореографический ансамбль, исполняющий народные танцы, и ансамбль народных инструментов (я уже не говорю о мощных народных хорах), то теперь это скорее исключение, чем правило. Похожая ситуация и в детских школах искусств: сегодняшние дети всё чаще стремятся попасть в эстрадные отделения, которых ещё не так давно просто не было в музыкальных школах. А такие инструменты, как баян, домра, балалайка и др., всё чаще оказываются в числе аутсайдеров, потому что народные – не модные ныне. Доходит до того, что в ДШИ уже не преподаётся тот или иной инструмент – желающих нет, да и педагоги со временем уходят из-за невостребованности, либо срочно переквалифицируются. Например: преподаватели-домристы становятся гитаристами и т.д. Понятно, что детей не случайно влечёт эстрада – поп-музыка навязывается взрослыми повсеместно. Однако в некоторых музыкальных школах успешно проводится работа по ориентации дошколят на ценности классической и народной музыки, а также игры на инструментах, незаслуженно оказавшихся в тени сегодняшнего времени. И тогда, поступая в 1 класс, ребёнок хочет, например, учиться играть на балалайке, потому что успел полюбить этот инструмент и ему неважно, как к его выбору отнесутся сверстники.
Поэтому как бы мы ни перекладывали ответственность за происходящее в сфере культуры на власть в целом, на министерства, управления, отделы и т.д., каждый из нас, согласитесь, тоже в состоянии на своём уровне сделать хотя бы самую малость, чтобы повлиять на ситуацию. Даже если человек, не имеет, казалось бы, никакого отношения к культуре. Молодая бабушка, к примеру, может задуматься: спеть малышу колыбельную, которую она помнит ещё от матери, или включить вместо этого запись какой-нибудь супермодной песни (которая забудется всеми уже через месяц-другой). Молодые родители в состоянии определить, что важнее для их ребёнка – научиться петь в микрофон или освоить игру на инструменте. Педагоги, в свою очередь, могут влиять и на родителей, и на учащихся, а не плыть по течению, сославшись на обстоятельства. Сегодня, скажем, два ученика начнут играть у них на баяне, через год это будет уже квартет… Вскоре, глядишь, и ансамбль народных инструментов можно создавать.
Представьте ещё картину: учащиеся хореографического отделения ведут на сцене замысловатый красивый хоровод (чем не «Цепочка», поставленная «Берёзкой»?) в сопровождении детского ансамбля народных инструментов, который расположился в глубине сцены. Хорошо, правда? И главное – вполне возможно, без всякой утопии. Но если мы не будем прививать нынешним учащимся музыкальных школ и школ искусств любовь и уважение к народному творчеству, традициям, ко всему исконно русскому, то через некоторое время (а летит оно быстро) уже некому будет выплясывать в хореографических ансамблях народного танца, некому будет играть в русских оркестрах и некому будет собираться на фестивали, подобные тому, что прошёл недавно в Красноярске. Да, такие мероприятия очень нужны: и для зрителей – чтобы не угасал интерес к народному творчеству, народным танцам; и для хореографических коллективов – чтобы остановиться, посмотреть, подумать. С каким же ветром перемен нам по пути?