Очередной творческий сезон в Красноярье открыт! И одним из самых ярких культурных событий сентября стал ХII Международный фестиваль камерно-оркестровой музыки «Сибирь – Европа». Организатором фестиваля и неизменным его участником является Красноярский камерный оркестр, которому на протяжении уже многих лет удаётся заинтересовывать и приглашать в столицу края известных европейских музыкантов и в сотрудничестве с ними создавать всё новые и новые программы. Вот и в этом году для зрителей были подготовлены разнообразные и, можно сказать, уникальные концерты. Так, открытие фестиваля, состоявшееся 7 сентября в Малом концертном зале филармонии, было украшено участием Мартина Баеса де Рубиомузыканта из Испании, дирижировавшего оркестром, и Жаклин Вагнер – певицы из Германии, ведущей солистки Немецкой оперы в Берлине. Певица в тот вечер исполняла произведения двух великих композиторов ХIХ века – Дж. Верди и своего прославленного однофамильца Р. Вагнера. Программа открытия фестиваля была посвящена 200-летию со дня рождения этих выдающихся музыкантов, оперных кумиров. Они очень разные, но музыка каждого из них прекрасна по-своему. И Красноярскому камерному оркестру, и приглашённым артистам удалось передать сложнейшую гамму чувств, настроение, заложенное в каждом из прозвучавших произведений. Исполнение получилось таким отточенным, а концерт – таким слаженным, что непременно хотелось посетить и все остальные: «Брамс и его друзья», «Шедевры европейской духовной музыки» и другие, однако это невозможно. Удалось побывать ещё в Органном зале на закрытии фестиваля. Заключительная программа оказалась также предсказуемо интересной, ведь звучал орган. Но не только! Ещё и клавесин, рояль  – концерт назывался «500 лет истории клавирной музыки. Сквозь времена и континенты». Действительно, слушая  классику, теряешь ощущение времени и пространства и получаешь истинное удовольствие. Тем более что камерный оркестр под управлением Михаила Бенюмова был, как всегда, на высоте, а солировал в тот вечер (17 сентября) музыкант из Швеции Михаэль Тсалка – виртуозный пианист и органист.

Успех очередного фестиваля камерно-оркестровой музыки «Сибирь – Европа» очевиден, интерес к нему с каждым годом растёт, и в первую очередь это заслуга Красноярского камерного оркестра, его основателя,  художественного руководителя и главного дирижёра – Михаила  Бенюмова. Михаил Иосифович является также профессором Красноярской государственной академии музыки и театра. Он из числа тех, кого благодаря заслугам и дарованиям можно смело причислить к золотому фонду нашего края. Заслуженный деятель искусств России, заслуженный артист РФ, обладатель гранта губернатора Красноярского края «За личный вклад в развитие культуры», знака Законодательного Собрания края «Общественное признание», лауреат премий главы города Красноярска; а мэр города Кремона (Италия) наградил нашего известного земляка медалью Страдивари за высокое профессиональное мастерство и укрепление культурных связей –  и это далеко не все почётные звания и многочисленные регалии маэстро.

2013 год для Михаила Иосифовича особенный: ему исполнилось 65 лет, а его любимому творческому детищу – оркестру – 20!  Нам удалось задать М.И. Бенюмову несколько вопросов.     

  

Михаил Иосифович, когда оркестр создавался, вы предполагали, что его творческая жизнь окажется столь плодотворной и долгой?

– Конечно, мечты были. О будущем я думал всегда. Сначала это был оркестр института искусств (ныне академия музыки и театра – прим. авт.). Примерно в 1989 году наши выступления привлекли внимание общественности. И стало понятно, что двух репетиций в неделю уже недостаточно, надо работать чаще.  А потом в стране начались очень сложные времена, жить было не на что, и нам предложили создать коммерческое общество, иными словами, юридическое лицо. У нас появился свой устав, бухгалтер… И я придумал название «Куранта-2001». Куранта – от французского слова «курир», бежать. Стремительно бегущий, устремлённый –  мне хотелось, чтобы оркестр вошёл, ворвался в следующее тысячелетие. И, конечно, тогда я не знал, что через 10 лет –  в 2001 году – в Красноярске появятся городские куранты…

Ваш коллектив высоко ценится не только в Красноярском крае, в России, но и за рубежом. Что позволяет держать планку и что, напротив, мешает в творчестве? Не смущает, например, что репетировать приходится в цокольном этаже музея?

– Не всё зависит от нас. То, что можем, – репетировать, выступать, – мы делаем. Кстати,  администрация нам очень помогает. Благодаря главному управлению культуры города Красноярска в оркестре появилась коллекция прекрасных итальянских инструментов из города Кремона: две виолончели, две скрипки и альт. Благодаря таким инструментам неизмеримо возрастает качество игры. Нет, на невнимание мы не можем обижаться:  это и гастрольные поездки, и ежегодный фестиваль «Сибирь – Европа»… Но вот с помещением стабильности нет, мы постоянно кочуем.  Да, сегодня мы размещаемся в подвальном помещении художественного музея имени Сурикова, но выступаем в музейных залах с великолепной акустикой. Сейчас музей расширяется, и встал вопрос, чтобы нам подыскать новое помещение. Дело ведь не только в том, что нам здесь неудобно, не престижно. Дело в другом. Не очень рационально, когда существует хороший зал, но у него нет оркестра; или есть оркестр, но у него нет зала. То же самое, что иметь скрипку Страдивари, но на ней некому играть… Я считаю, если бы камерный оркестр находился в Доме офицеров и мог располагать его великолепным залом, то появился бы ещё один важный очаг культуры, дополняющий концертную афишу города камерной музыкой. Этот вопрос сейчас решается.

Как часто можно услышать оркестр? Вы не испытываете недостатка в публике?

– Каждую неделю можно услышать, концерты, как правило, проходят с аншлагом.  Так что мы не испытываем недостатка в слушательском интересе. Но, может быть, наоборот, публике нас уже недостаточно? И это прекрасно. А ведь начиналось всё совсем иначе. В Красноярске в начале 80-х годов я присутствовал на отдельных концертах, когда на сцене находилось больше человек, чем в зале: выступал симфонический оркестр, а зрителей могло быть 30, 17 и даже 13. Но усилиями многих музыкантов и замечательных людей, таких как Иван Шпиллер, Евгений Лозинский, Дмитрий Хворостовский, который здесь начинал, а также известных гастролёров, постепенно сформировалась слушательская аудитория. Поэтому сейчас в концертный зал попасть непросто – часто нет билетов. И, как мне кажется, интерес к классической музыке нарастает. Люди устали от пустомыслия, пустозвонства, от так называемого шоу-искусства: его не нужно познавать, оно не делает человека ни лучше, ни интереснее.

Но сегодня навязывается мнение, что народ заслуживает той музыки, которую ему преподносят, дескать, всё делается на потребу публике. И основная часть населения пользуется суррогатами под видом искусства. Что вы скажете?

– Это развращение народа. Даже, если допустить, что народ хочет такой музыки, то это очень плохо. Мы же иначе относимся, допустим, к своим детям: предостерегаем их от каких-то вещей, не позволяем смотреть любые фильмы, читать любые книжки. А почему-то с народом всё дозволено. Вот поэтому я, как и многие мои знакомые, исключил телевизор из своей жизни. Другое дело, что сейчас всё пошло через Интернет. Конечно, городское сообщество должно  думать о том, что именно предлагается согражданам.

Фестиваль «Сибирь-Европа», художественным руководителем которого вы являетесь, как раз и помогает воспитывать вкус красноярского слушателя?   

–   На концерты фестиваля, кстати, тоже трудно достать билеты… Когда мы задумываемся, откуда такой глубокий интерес наших слушателей к классической музыке, то, оказывается, он идёт из прошлого. Ещё в годы Первой мировой и Гражданской войн в Красноярске было много пленных музыкантов с мировыми именами, и они играли здесь в симфонических оркестрах и ансамблях. Так что художественная жизнь Красноярска 1920-21 годов имела достаточно высокий уровень. Сегодня у нас сохраняются черты типичной периферии: несмотря на то, что Красноярск – центр края, по отношению к европейским или азиатским столицам мы всё равно находимся в некоторой культурной изоляции – в силу географического и политического  положения. Поэтому перед нами стоят две задачи. Первая – думать о том, чтобы не погас тот очаг культуры, который здесь удалось разжечь, делать всё, чтобы в Красноярске сохранилась своя музыкальная исполнительская школа, своя традиция. И в этом плане, не сочтите нескромным, камерный оркестр может служить образцом, поскольку в нём почти сто процентов музыкантов – воспитанники красноярской сферы музыкального образования. Мы зачастую являемся донорами и для симфонического оркестра, и для оркестра театра оперы и балета. Однако наша исполнительская школа покроется, образно говоря, плесенью, если не будет проточного свежего воздействия из Европы и других стран с европейской традицией, – это вторая важная задача. Отсюда возникла идея фестиваля, который даёт возможность красноярской публике слушать лучших европейских солистов и одновременно позволяет нашим артистам музицировать вместе с коллегами из Европы, получать своего рода великолепный мастер-класс.

– А как часто в гастрольных поездках за границей бываете вы?

– Регулярно. В прошлом году, например, оркестр выступал  и в Германии, и в Польше, а также состоялись мои гастроли в качестве почётного дирижёра фестиваля молодёжных оркестров во Франции «Еврооркестрия». Это было захватывающе интересно – репетировать и выступать с оркестрами и хором, объединившими молодых музыкантов из Франции и Бразилии, Канады и Турции, России и Испании.  Музыка – это истинное эсперанто!