В Красноярске завершился фестиваль-конкурс юных исполнителей имени Н.Л. Тулуниной

 

Тот, кто считает, что современных детей и подростков не прельщает стезя музыканта, наверное, никогда не видел, с каким мастерством и азартом они берутся за самые сложные пьесы и как увлечённо выступают на сцене. Недавно была отличная возможность в этом убедиться: с 16 по 19 марта в Красноярске проходил межрегиональный фестиваль-конкурс юных исполнителей имени Н.Л. Тулуниной, где можно было познакомиться с подрастающими талантами и увидеть, точнее, услышать результаты их совместных с преподавателями творческих мук и усилий. Фестиваль-конкурс имени Н.Л. Тулуниной, выявляющий одарённых детей и пропагандирующий лучшие традиции академического музыкального образования, проводится один раз в два года и неизменно собирает участников из Красноярья, а также Алтайского, Забайкальского краёв, Иркутской, Кемеровской, Омской областей, республик Хакасия и Тыва. Нынешний конкурс, объединивший 320 юных музыкантов, запомнится особо, так как совпал с Годом культуры и столетием со дня рождения Надежды Леонидовны Тулуниной, известной красноярской пианистки.

ПРИ ЧЁМ ТУТ БАЛАЛАЙКА?  

Имя Тулуниной хорошо знакомо в музыкальной и преимущественно в пианистической среде, ведь за 46 лет преподавания в Красноярском музыкальном училище (сейчас – колледж искусств имени П.И. Иванова-Радкевича) Надежда Леонидовна выпустила 104 пианиста. Педагогу удавалось так основательно готовить их к будущей профессии, что каждый второй её выпускник продолжал обучение в престижных музыкальных вузах. Кстати, одна из бывших учениц Н.Л. Тулуниной – заслуженный работник культуры РФ,  преподаватель колледжа искусств Л.Э. Оводова – была членом жюри прошедшего конкурса в номинации «фортепиано».

– Я училась на дирижёрско-хоровом отделении, – вспоминает Людмила Эммануиловна, - а у Надежды Леонидовны занималась по предмету «общее фортепиано». Но с третьего курса она предложила мне перейти на фортепианное отделение, и я стала совмещать и то, и другое. Затем в Новосибирске заочно окончила консерваторию. То есть я начинала как хоровик, у меня и музыкальной школы за плечами не было, а Надежда Леонидовна усмотрела во мне пианиста. Она была уникальным педагогом, и я ей очень благодарна.

Поддерживает коллегу и председатель жюри Д.Л. Шевчук – заслуженный деятель искусств России, профессор Новосибирской государственной консерватории (академии) имени М.И. Глинки. Уже во второй раз Дина Леонидовна приезжает в Красноярск, чтобы оценивать выступления юных пианистов, и несмотря на очень напряжённый график прослушиваний и, соответственно, усталость, тепло отзывается о нашем творческом событии.

– Охотно слушаю детей, –  сказала профессор. –  Спасибо всем устроителям конкурса за то, что не забывают о Надежде Леонидовне, и память о ней жива. Единственное, чего не понимаю: при  чём тут балалайка и ударные инструменты?..

Вопрос, конечно, интересный, и не одна Дина Леонидовна над ним задумывается. Да, с одной стороны, памятуя о том, что Н.Л. Тулунина, именем которой назван конкурс, играла на фортепиано, следовало бы устраивать соперничество только среди пианистов. Но, с другой-то стороны, она ведь была и аккомпаниатором, ансамблистом, выступая в различных составах, с разными артистами и солистами, одним словом, была музыкантом – это главное. Так почему народные инструменты (та же балалайка) не могут звучать рядом с роялем? Причём столько интересных совместных пьес для них написано. Пусть звучат, ведь тем самым имя Надежды Леонидовны объединяет юных исполнителей и даёт им более полное представление и о возможностях других инструментов, и о способностях сверстников в других номинациях.

КУРСАНТЫ И КОНКУРСАНТЫ

Хотелось посмотреть всё и сразу, но это невозможно, так как прослушивания проводились на четырёх площадках одновременно. Струнники (скрипачи, виолончелисты) были приглашены в детскую музыкальную школу №1, где их выступления оценивало жюри под председательством Марины Александровны Кузиной – профессора Новосибирской консерватории (академии) имени М.И. Глинки. Исполнители, которых ласково величают народниками, собрались в ДМШ № 8.

В течение нескольких дней, начиная с 16 марта, выделенного для репетиций, звуки музыкальных инструментов смолкали лишь во время небольших перерывов. Причём проводились не только прослушивания, но и мастер-классы, концерты, подготовленные членами жюри – нашими именитыми гостями из Москвы и Новосибирска. 

Как члену команды организаторов мне довелось побывать на двух конкурсных площадках: в Красноярском колледже искусств имени П.И. Иванова-Радкевича, где выступали пианисты – одна из многочисленных групп участников, и в детской школе искусств № 15, там надували щёки духовики и ловко орудовали палочками ударники. Уже с порога чувствовалось волнующее движение, свойственное крупным творческим мероприятиям. Но ни слёз разочарований, ни восторженных криков не наблюдалось, а вот сосредоточенность и спокойствие, во всяком случае внешнее, были спутниками многих участников.

 – Да я вообще не волновался, – с уверенной улыбкой убеждал меня после выступления Демченко Евгений, четверокурсник колледжа искусств, играющий на ударных инструментах (вибрафон, маримба). – Сам я из Бородино и начинал не с ударных, а на баяне играл, на балалайке…

В музыкальную школу Женя пришёл в пятилетнем возрасте за компанию со старшим братом Серёжей. Сейчас братья Демченко учатся в колледже, только играют на разных инструментах (Сергей – на гобое), и успешно участвуют в конкурсах. Оба заняли первое место! И как было приятно вновь увидеть Евгения на гала-концерте и награждении победителей, состоявшемся в колледже на следующий день – 19 марта. Он открывал программу красивой нежной пьесой «Полночная звезда».

Долгожданное первое место завоевал в своей возрастной группе и участник из Тывы –  Ооржак Кудер (Республиканская основная образовательная музыкально-художественная школа-интернат им. Р.Д. Кенденбиля), раньше он становился лишь дипломантом. С мальчиком приехала целая группа поддержки, состоящая из ближних и дальних родственников. Что интересно, почти все занимаются музыкой, поэтому со знанием дела давали напутствия перед выступлением. Кудер затем признался, что лирическое произведение из исполненной программы ему наиболее по душе, и это было заметно – играл с вдохновением.

Выделялись курсанты Канского кадетского корпуса – Третьяков Антон и Кабурнеев Саша. Во-первых, потому, что выступали в красивой парадной форме; а во-вторых, и инструмент приметный – большой, с очень низким звучанием, – туба называется.                      

–  На ней мало кто играет, – пояснил 18-летний Антон. – В нашем кадетском духовом оркестре – только мы вдвоём с Сашей. И пьес для тубы крайне мало написано, это же не солирующий инструмент, поэтому пользуемся переложениями.

Руководит образцовым духовым оркестром кадетского корпуса Александр Владимирович Гаврилов, а представляли ребята детскую музыкальную школу № 2 г. Канска, так как оба в ней учатся, здесь же работает и концертмейстер Величко Виктория Викторовна, аккомпанировавшая курсантам-конкурсантам. В итоге Кабурнеев занял первое место в своей группе, Третьяков – второе.

–  Хочешь стать офицером? – поинтересовалась у старшего, выпускника.

– Нет! Хочу стать музыкантом, – с твёрдой интонацией ответил Антон. И по-военному чётко добавил: – Мечтаю поступить в Москву, в школу военных дирижёров.

А что? И поступит! Кстати, почти все ребята, с которыми удалось пообщаться, уже сейчас решили для себя, что исполнительство – не просто детское увлечение, но и главное занятие для взрослой жизни. Даже маленький, но удаленький Коля Шамов – девятилетний балалаечник из Минусинска, которого очень тепло принимали зрители на гала-концерте, – серьёзно заявил, что будет музыкантом. Однако неоднократный победитель различных конкурсов (Николай и здесь заслужил первое место) заметил, что игра в оркестре его не устраивает, он солировать желает!      

НАЧНИТЕ С НОТЫ «ДО»

Успехи конкурсантов – не только их личные достижения и таланты, но в первую очередь – результат бесконечного и кропотливого труда педагогов. Вот потому наставники волнуются не меньше, а, как правило, больше своих подопечных.

– Мы очень долго готовились, и по вечерам, и в выходные дни репетировали, – поделилась преподаватель по классу фортепиано с 37-летним стажем Наталья Николаевна Микляева из Сосновоборска. – Привезла двух своих учениц (обе Даши – Степанова и Морозова. - Прим. авт.), прошедших отбор на муниципальном уровне. Результаты в этот раз невысокие, но я ничуть не жалею, что мы участвовали, дополнительный опыт для девочек и для меня, ведь это моя работа. Я столько новых интонаций здесь услышала, столько музыки хорошей. Радует высокий уровень конкурсантов. Выступала и моя бывшая ученица, которая сейчас учится в академии у профессора Ангелины Александровны Мазиной…

Даже если конкурсант выступил блестяще, как, например, Ярослав Коваленко из Красноярской ДМШ № 1 (вскоре стало известно, что он завоевал Гран-при), его педагог всё равно испытывал некоторое беспокойство, не зная ещё решения жюри.

  Ярослав – уже опытный, к победам привык, – охотно рассказывает Тамара Александровна Воинова. – Он участвовал во многих международных конкурсах – в Таллине, Брянске, в Чехии. В этом году мы уже успели принять участие в конкурсе юных пианистов имени Игумнова в Липецке. На счету моего ученика 15 побед, но я не могу сказать, что даются они легко. Вы только послушайте, какие сложные программы исполняют ребята! Поэтому работать нам приходится постоянно.

Не секрет, что некоторые коллективы школ искусств, ссылаясь на высокий уровень конкурса, на сильные музыкальные традиции краевого центра, наблюдают за происходящим со стороны. Есть территории края, не представившие на конкурс ни одного ребёнка ни в одной из номинаций и ни в одной из четырёх возрастных категорий.

– Это неправильная позиция, – считает профессор Красноярской государственной академии музыки и театра, заслуженный артист России Александр Владимирович Михеев, председатель жюри в номинации «духовые и ударные инструменты». – Когда преподаватели говорят о том, что межрегиональный уровень их ученикам недоступен, то это, скорее, отговорка, выдающая неуверенность в себе. Под лежачий камень вода не течёт. Необходимо учиться и профессионально расти вместе со своими учениками. Поэтому на конкурсы приезжать надо. Мы готовы всех выслушать, дать совет. Меня радует, что есть способные ребята, которые занимаются с удовольствием, и виден их рост. Духовое искусство живёт! Был период, когда дети не играли на валторне, тромбоне, кларнете, потому что просто не было инструментов – это же дорого. Самый простой фагот стоит 300 тысяч рублей. Сейчас стало легче. И ещё мне кажется, что в последнее время оживился интерес молодёжи к профессии музыканта.       

– Хочу добавить, – в разговор вступает член жюри Андрианова Нина Семёновна, преподаватель колледжа искусств, заслуженный работник культуры, – что не всегда именно Красноярск выставляет сильных участников, нередко более достойно выглядят ребята, приехавшие из территорий края, таких как Енисейск, Канск, ЗАТО Солнечный, Назарово и другие. Да, какой-нибудь профессор может сказать: недоучили… А вот вы возьмите малыша и, начиная с азов, с ноты «до», обучите его игре на инструменте. Труд преподавателей – титанический, большая им благодарность за это!

Светлана ШИДЛОВСКАЯ,

редактор Красноярского краевого научно-учебного центра кадров культуры.