Впечатления

Международный музыкальный фестиваль стран Азиатско-Тихоокеанского региона проходил в Красноярске в четвёртый раз, и жители краевого центра, а также близлежащих городов и районов могли при желании воспользоваться  отличной возможностью и приобщиться к восточной культуре, выбрав мероприятия по душе.

КАЗАХСКАЯ АИДА НА КРАСНОЯРСКОЙ СЦЕНЕ

Я, к примеру, радуюсь фестивалю как открытию новых оперных имён. Вот и в этот раз, усмирив собственное нетерпение, я купила билеты не на самую-самую   премьеру «Аиды» в Красноярском театре оперы и балета, состоявшуюся 18 июня, а на 27 июня – спектакль, запланированный в рамках АТФ. Решила шаблонно: послушать оперу в исполнении красноярских солистов я всегда успею, а вот в таком необычном составе, когда главную партию исполняет солистка из Казахстана (Аида), а её партнёров – артисты из Узбекистана (Радамес) и Монголии (Амонасро, Рамфис), вряд ли ещё получится. И думаю, что не ошиблась в выборе даты. Муж, который вслед за мной «вынужден» полюбить оперу, шутит: «По количеству моих попыток уснуть на спектакле можно судить о его качестве. На «Аиде» меня совсем не клонило ко сну, только в первом действии – чуть-чуть!». И это несмотря на то, что накануне он мало спал, напрасно болея ночью за российскую футбольную команду, игравшую с Алжиром… И несмотря на то, что в опере четыре действия…

Возможно, такому внимательному просмотру способствовало то, что объятые духотой, мы не успели проштудировать программу, и когда началось театральное действие, совершенно не знали, чем же оно закончится. Странно. Я что-то читала об этой опере, мне были знакомы на слух известные арии, но никогда раньше не слышала её полностью и не знала перипетий сюжета. Выходит, что при такой «подготовке» спектакль лучше воспринимается – не обращаешь большого внимания на мелочи, а напряжённо следишь за развитием взаимоотношений героев.

Если честно,  я немного иначе представляла себе Аиду, вспоминая царственный  образ, некогда созданный легендарной Галиной Вишневской.  Здесь же перед нами предстала другая героиня – более трогательная, простая, без налёта царственности, хотя она дочь эфиопского царя, близкая и понятная в своих страданиях. Как выяснилось позже, исполнительница заглавной партии Жупар Габдуллина – ведущая солистка театра «Астана Опера», лауреат республиканских и международных конкурсов – с Аидой дружна серьёзно. В апреле 2013 года на международном оперном фестивале «Дж. Верди – 200 лет», проходившем в Алма-Ате, она исполнила партию Аиды и так понравилась румынскому дирижёру Кристиану Санду, что он пригласил казахскую певицу в Румынию для участия в одноимённой опере Джузеппе Верди. На сайте театра «Астана Опера» можно увидеть также восторженную заметку о выступлении  солистки на сцене Национальной оперы в Бухаресте, начинавшуюся словами: «… Жупар Габдуллина покорила румынскую публику» (теперь можно добавить – и красноярскую). Поэтому неудивительно, что именно эта певица приехала к нам на фестивальный спектакль. Её красивое лирико-драматическое сопрано с тёплым тембром вряд ли могло оставить кого-то равнодушным, а широкий диапазон и умелое владение вокальными хитростями позволяли слушателю наслаждаться музыкой великого композитора, не беспокоясь по поводу голоса певицы.

ИНДИКАТОР КАЧЕСТВА

Беспокойство, признаться, всё же случалось, особенно в начале, в отношении её главного партнёра – возлюбленного Радамеса, которого исполнил Нагматулла Синхабиби, солист Государственного академического Большого театра им. А. Навои (г. Ташкент). Это опытный певец, но в тот вечер у него что-то не ладилось с вокалом. Муж, как индикатор качества спектакля, зашептал в перерыве: «У Радамеса голос не хочет слушаться». Пришлось его успокаивать: тенором, дескать, вообще быть очень трудно, а тут ещё дальний перелёт, чужой город, чужой театр и незнакомые артисты, с которыми почти сходу нужно спеть вместе. Певец очень старался, постепенно осваиваясь на красноярской сцене, и к финалу оперы выглядел уже более уверенно и убедительно.

Крепкой поступью шёл в своей роли заслуженный артист Монголии Энхбат Амартувшин (Амонасро – отец Аиды). Оказывается, певец стал первым в истории Монголии, кто получил звание заслуженного артиста страны в 24 года, сегодня молодому оперному исполнителю только 28 (!), а за его плечами успешное участие и победы во многих национальных и международных конкурсах, выступления в оперных концертах в Румынии, Китае, Италии, Южной Корее, Украине, целый ряд  партий. Мощный баритон с колоритной внешностью отлично подходит для роли Амонасро, не зря так бурно его благодарили зрители, когда закрылся занавес и артисты вышли на поклон.

Овации зала заслужила также солистка из Москвы – народная артистка России Ирина Долженко, руководитель  оперной труппы Красноярского театра оперы и балета. Её Амнерис – это переплетение противоречивых чувств, среди которых любовь всё-таки оказывается выше ревности, обиды, мести. Но в момент прозрения уже ничего нельзя изменить.

Хорошо пели и наши, красноярские солисты: Владимир Комович (Царь Египта), Евгений Мизин (Гонец), Екатерина Кочетова (Жрица), понравился хор. Конечно, всегда есть какие-то вопросы, спорные моменты: кому-то из моих знакомых, побывавших на премьере, показалось очень скупым оформление –  минимализм в декорациях; кого-то не устроила статичность сцен – артисты мало двигаются и, соответственно, много стоят; кто-то восхитился костюмами. В чём-то я согласна с ними, в чём-то нет. Для меня, например, пусть лучше будет недобор режиссёрских  решений, чем перебор. И декорации, и костюмы для моего зрительского восприятия второстепенны, главное – хочется игры актёров, а не только оперного пения. Каждый артист был сам по себе хорош, но не хватало взаимодействия между ними, в частности, в любовном треугольнике.  Кстати, когда героиня Ирины Долженко пела (на итальянском, перевод выводится на верхний экран): «Ах, какие пылкие взгляды они бросают друг на друга» (о сопернице и о возлюбленном), трудно вначале было поверить, что на сцене действительно влюблённые…

Но всё это детали, а в целом – браво! Спасибо дорогому театру за постановку мирового шедевра (Красноярский оперный уже ставил «Аиду», но это происходило давно – в 1979 году), за смелость – всего в третий по счёту спектакль вводить новых солистов, участников фестиваля. Мы, зрители, всё это видим и ценим!

АЗИЯ – ДИВНОГОРСКУ

Какова же была моя радость, когда сразу троих солистов, участвовавших в «Аиде», я вновь увидела на концерте, причём у нас – в Дивногорске! 1 июля во Дворце культуры «Энергетик» высадился небольшой артистический десант, состоявший из оперных солистов – участников АТФ. Под аккомпанемент видавшего виды рояля (концертмейстер – красноярец Сергей Чайкин, дипломант всероссийского конкурса) артисты исполнили известные арии из опер, а также спели а капелла свои национальные народные песни: узбекскую, монгольскую, корейскую, казахскую. Интересно было послушать как знакомых певцов – это Э. Амартувшин, Ж. Габдуллина, Н. Синхабиби, так и «новеньких». Например, Шахимардан Абилов – заслуженный артист Республики Казахстан, профессор Казахской национальной консерватории им. Курмангазы, предваряя своё выступление, успел поделиться со зрителями впечатлениями от поездки на Красноярскую ГЭС и от экскурсии в музейном комплексе В.П. Астафьева, где участники фестиваля побывали накануне концерта.  Зажигательно выступила улыбчивая Эрдэнтуя Болгансурен (Монголия), старалась внести свою долю в общий успех и Барнохон Исматуллаева (Узбекистан) – тоже сопрано. Приветливая дивногорская публика тепло принимала и опытных артистов, и начинающих, таких как бас из Кореи Цой Чер Чун, который ещё учится в Московской консерватории им. П.И. Чайковского.

ЦАРЬ ВЕРНУЛСЯ!

Завершающий торжественный аккорд в фестивальной круговерти поставила для меня новая встреча с оперой М. Мусоргского «Борис Годунов», премьера которой состоялась в нашем театре 7 февраля 2014 года. Этот спектакль, показанный в Красноярске зимой лишь два раза, был очень ожидаем зрителями, к тому же сейчас он был включён в программу фестиваля АТФ – 2 июля в состав «внедрились» солисты Государственного академического Большого театра им. А. Навои: заслуженный артист Республики Узбекистан Самандар Алимов (Юродивый) и Масумахон Болтабоева (Ксения).

Но на этом список гостей не закончился: основные партии, как и во время премьеры, прекрасно исполнили артисты московского театра Новая опера: Владимир Кудашев (Борис Годунов), Виталий Ефанов (Пимен), Сергей Поляков (Василий Шуйский)… Для партии Гришки Отрепьева, замахнувшегося на царский престол, на сей раз  был приглашён другой московский гость – заслуженный артист России Михаил Губский, хорошо знакомый красноярским любителям оперы. А в качестве музыкального руководителя и дирижёра вновь предстал великолепный Дмитрий Волосников! В результате совместных с красноярской труппой творческих усилий и воодушевления спектакль получился цельным и впечатляющим. Многие певцы из Азии присутствовали в зале и имели возможность послушать коллег и что-то взять себе на заметку. И всё это благодаря АТФ!

Многозвучно отгремели фанфары IV международного музыкального фестиваля, блестяще закрыл 36-й театральный сезон Красноярский театр оперы и балета. Затрачено множество средств, сил, энергии. Но ведь не зря же всё это?! Мы стали ближе друг другу и роднее – а это сегодня самое важное. Спасибо всем, кто подготовил для нас праздник музыки, единения, дружбы!

фото автора.