СЦЕНА – ДЛЯ ТАЛАНТЛИВЫХ!

Недавно разговорилась с одной знакомой о том, какой предельный возраст допустим для артистов-вокалистов. «Сцена – только для молодых!» – обезоруживающе заявила моя собеседница, которая лет на двадцать отстаёт от меня в возрастном марафоне. И я всерьёз призадумалась, тема-то щепетильная…

БУДЕТ И НА НАШЕЙ УЛИЦЕ ПРАЗДНИК

Вспомнила, как студенткой впервые попала в Красноярский оперный. Выбрала «Евгения Онегина» П. И. Чайковского. Тогда исполнительница главной партии – Татьяны – показалась мне весьма пышной и зрелой дамой (наверное, ей было около сорока, что, конечно, не соответствовало юному возрасту пушкинской героини). Теперь же (вот метаморфоза), по прошествии более 30 лет, когда я стала старше той, увиденной и непонравившейся певицы, она уже не кажется мне совсем не подходящей для этой роли. Полноватой – да, но отнюдь не «старой».

Сейчас, в числе других почитателей, я грустью слежу за тем, как солисты, с которыми развивался и креп театр, а значит, развивалась и росла зрительская аудитория, уходят на второй план. Ничего тут не поделаешь, время есть время, оно всё меняет – и пьесы, и декорации, и главных героев.

На смену талантливому и опытному поколению артистов, отдавших Красноярскому театру оперы и балета лучшие свои годы, душевные искания, физические силы и вокальные эмоции, пришла новая смена из молодых и перспективных певцов, на которых приятно смотреть, которых – самое важное – приятно слушать. Они настойчиво покоряют манящие вершины, побеждая в международных и всероссийских конкурсах, стажируются в Италии и берут уроки у именитых педагогов, участвуют в разномасштабных проектах и постановках, пополняют собственный репертуар шедеврами из русской и зарубежной классики, произведениями современных композиторов. Молодой состав вокалистов находится сегодня на пике карьерного роста и творческой активности, у старших же коллег данный период остался позади, но с этим трудно смириться, ведь в их богатом артистическом багаже накоплен и опыт, и виртуозное мастерство и, думаю, желание выходить на театральные подмостки никуда не исчезло.

Однако сложно вспомнить, когда в последний раз радовало слушателей насыщенное красивое сопрано Ларисы Владимировны Марзоевой (зав. кафедрой сольного пения КГАМиТ), а ведь народная артистка России известна не только как прекрасная исполнительница сложных оперных арий, но и замечательных романсов. Всё реже звучит в театре чудный голос-колокольчик Натальи Николаевны Соколовой, заслуженной артистки России. Нечасто балует слух публики сильный и неповторимый тембр меццо-сопрано Жанеты Георгиевны Тараян, тоже заслуженной артистки РФ. Ограничен круг выступлений Ольги Артуровны Ран, меццо-сопрано с очень богатым музыкальным прошлым.     

В настоящее время рядом с молодыми певцами чаще всех выступает известный баритон, народный артист России Владимир Ефимов, чего не скажешь о его коллегах-мужчинах, перешагнувших определённый возрастной рубеж. Например, редким гостем на родной сцене стал другой баритон, любимец публики Герман Ефремов, заслуженный артист РФ. А ведь каждое его появление на сцене – радость для зрителя, особенно, когда он самозабвенно исполняет популярные песни, романсы.

Уже не так, как прежде, занят в постановках и концертах всегда заметный (и по росту, и по профессионализму) бас, народный артист России Анатолий Березин, профиль которого можно нередко обнаружить в ложе бенуара, откуда он внимательно следит за новыми событиями театра. Кстати, прошлым летом, во время международного музыкального фестиваля – АТФ, я обратила внимание на то, что многие молодые солисты не вернулись на свои зрительские места после антракта, а вот артисты-стажисты, такие как Герман Тимофеевич и Анатолий Алексеевич, досмотрели спектакль с участием гостей из Азии до конца, а затем, стоя вместе со всеми, долго аплодировали. Мастера сцены прекрасно понимают, какой ценой даётся успех.

В выездном концерте театра, проходившем в Дивногорске в конце прошлого года, из артистов-стажистов (позвольте уж их так называть) была лишь артистичная пара: Вячеслав Нечипуренко и Владимир Кирбижеков. Всех солистов публика принимала чрезвычайно радушно, все номера прошли на подъёме, но игривая «Улица, улица» (А. Дюбюк), исполненная дуэтом Нечипуренко-Кирбижеков, доказала: будет ещё и на нашей улице праздник! 

Справедливости ради надо отметить, что мужской половине, безусловно, легче удержаться на плаву: певцы могут выйти на публику со своими привычными ариями и в 70 лет, если находятся в хорошей физической и вокальной форме. Но в образе лирических героинь, как бы ни старались певицы со стажем, зритель предпочитает видеть молодых актрис с привлекательной внешностью, что совершенно логично. Поэтому солисткам, ещё недавно блиставшим в главных партиях, приходится сживаться с второстепенными или эпизодическими ролями: это мамушки, нянюшки, экономки… Опять же оговорюсь: по сути, ничего страшного не происходит, идёт естественный процесс. И большое достижение красноярского театра заключается в том, что кадровый вопрос, касательно оперной труппы, решён по самым важным позициям успешно. Основу составляет молодой уверенный коллектив, постоянно подпитывающийся свежими силами. Продолжают также работать артисты, заслужившие за долгие годы своей творческой активности и почётные звания, и иные награды. Другое дело, насколько соразмерна нынешняя занятость артистов-стажистов с их возможностями и потребностями. Здесь неуместно выводить общее правило, так как каждый солист заслуживает индивидуального подхода и права на самореализацию. И совсем необязательно усиливать нагрузку в спектаклях и предлагать неподходящие роли, но привлекать артистов-стажистов к участию в разнообразных концертах (ретро, допустим, или любимые арии), интересных проектах, на мой взгляд, необходимо. У нас же случается так, что в программах оперного участвуют люди, не имеющие к опере никакого отношения (скажем, представители эстрады), а для солистов театра сцена порой закрыта.

А вот что сказала в интервью российской музыкальной газете «Играем с начала» (№ 12, 2014) народная артистка России Ирина Игоревна Долженко, солистка Большого театра, художественный руководитель красноярской оперной труппы: «Многие работают в театре (речь о КТОиБ. – Прим. авт.) по 30–35 лет: никому и в голову не приходит никого увольнять или сокращать ставки. И передо мной сейчас стоит весьма сложная задача предложить им какие-то альтернативные возможности существования в труппе, но о том, чтобы понизить их творческий статус или ущемить материально, речи быть не может. Я считаю, что модель Мариинского театра себя оправдывает: если люди всю жизнь отдали этому театру, они должны в нём работать. Они должны выходить на одну сцену с молодёжью, ведь традиция передаётся лишь из уст в уста. Этого, к примеру, нет в Молодёжной программе Большого театра: многие известные коучи и педагоги с певцами, конечно же, занимаются, но возможности выйти на одну сцену с ними они лишены. А ведь крайне важна ежедневная, ежеминутная погруженность в процесс: только так молодые певцы могут проникнуться пиететом к мастерам старшего поколения. Всегда были модель западная, в которой никто никому не нужен, и модель, в которой всегда существовали наши театры, и отказываться от неё нельзя – она весьма эффективна». Золотые слова, их и надо – в дело!

БЛАГОСЛОВЕН ВО ВЕКИ ВЕКОВ

Вспомнила я и о своих любимых советских певицах. Бэла Руденко, например, получившая звание народной артистки СССР необыкновенно рано – в 27 лет,  рассталась со сценой в 1995 году, когда ей было всего 62. Голос ещё прекрасно звучал, но Бэла Андреевна посчитала: «Лучше уйти со сцены на год раньше, чем на час позже». Актриса некомфортно себя чувствовала в партиях, предназначенных для молодых артисток, и не хотела показаться смешной (и, вероятно, альтернативы – занятости в концертах – не было). Её прощальным спектаклем стала «Иоланта» П. И. Чайковского.

Прославленная певица, народная артистка СССР Галина Вишневская ушла в 66 лет, выступив напоследок в роли Татьяны Лариной. В Интернете есть запись оперы «Евгений Онегин», где Галина Павловна исполняет одну из самых своих «козырных» партий в зрелом, так скажем, возрасте. Возможно, это именно тот спектакль, в котором примадонна поставила финальную точку. Г. П. Вишневская решила, что уходить надо, «почувствовав усталость и потеряв удовольствие от выступлений». Однако, расставшись с оперой, она продолжала некоторое время выступать как драматическая актриса, снялась в главных ролях в фильмах. Затем осуществила давнюю мечту, открыв свой Центр оперного пения.      

Кстати сказать, мастера красноярской оперной сцены также ведут активную педагогическую деятельность. Многие из них являются знающими наставниками: помогают начинающим певцам в театре, преподают в учебных заведениях, руководят вокальными студиями при дворцах культуры. Но сцена – это всё же другое! Поглощая много сил и энергии, она возвращает неизмеримо больше, даёт ощущение причастности к великому таинству под названием «искусство», дарит ключ к самовыражению и, что очень важно, – чувство востребованности. Поэтому хотелось бы, чтобы каждый солист нашего оперного театра имел возможность самостоятельно определить свой пресловутый предельный возраст, в котором он может предстать перед публикой как без ущерба для себя, так и для зрителя. Годы – не приговор!

Как тут не привести в пример блистательную Татьяну Шмыгу: на своём последнем юбилее в Московском театре оперетты, исполняя отрывок из мюзикла «Джулия Ламберт» (А. Кремера) «Когда мне стукнет 60, я буду выглядеть на 40», ей можно было дать 60 «с хвостиком», а ведь вечер был посвящён её 80-летию! Для исключительной певицы, в своё время единственной из клана советской оперетты отмеченной званием «Народная артистка СССР», театр оставался родным домом до последних дней. «Благословен во веки веков, дарящий нам жизнь и любовь,/ Благословен щедрый во всём./ Театр – наш дом, благословен!..» – рефреном звучат эти строки из мюзикла, будучи девизом не только героини, но и самой актрисы. И разве кто-нибудь посмеет кинуть камень в дуэт Сильвы и Эдвина (И. Кальман), исполненный на том памятном вечере Татьяной Ивановной и её верным театральным партнёром Герардом Васильевым, хотя их герои должны быть почти юнцами. Но как достойно держалась эта звёздная сценическая пара и как проникновенно и мастерски пела. Не случайно зал дважды просил исполнить финал дуэта на «бис».

Нельзя не вспомнить и о недавно ушедшей Елене Васильевне Образцовой: примадонна торжественно завершила свой феерический сценический путь (не зная этого) в коронной (и подходящей для возраста) партии – Графини из «Пиковой дамы» П. Чайковского – в Большом театре на Оперном балу, устроенном в честь 75-летия народной артистки СССР. И несмотря на годы и болезнь, оказавшуюся смертельной, была на высоте. А журнал «Музыкальная жизнь» (№ 11, 2014) в публикации, рассказывающей об этом роскошном событии (автор А. Матусевич), констатировал: «Елена Образцова, объединившая по праву мега-звезды на сцене в этот вечер столь разных, но, безусловно, интересных артистов, всё равно была недосягаемой: видеофрагменты из кинофильма Дзеффирелли «Сельская честь» с Доминго, габтовской  «Кармен» с Атлантовым, знаменитого токийского концерта, которыми перемежались выступления звёзд наших дней, наглядно свидетельствовали, что реальных соперников из «нынешнего племени» у неё по-прежнему нет».

Так что огромное спасибо нашему театру, позволившему красноярцам неоднократно видеть и слышать великую певицу в ходе «Парада звёзд» в прошлые сезоны. В программе нынешнего фестиваля, который уже открылся 1 февраля, вновь значится имя лучшей Кармен ХХ века, но обнадёживающим местную публику планам, увы, не суждено было сбыться. В одном из интервью прима призналась, что хотела бы сначала умереть, а потом перестать петь, её желание исполнилось.

Пусть же поют наши любимые мастера сцены столько лет, сколько просит их душа, и при этом пусть обязательно помнят, что поклонники о них не забывают, а по-прежнему любят, скучают и ждут.

Молодым же, таким, как моя знакомая, хочу напомнить, что время летит стремительно, и очень скоро они сами встанут в ряды стажистов…

Фото с сайта Красноярского театра оперы и балета.