Минимум затрат и максимум вкуса потребовалось для необычного вечера романсов в красноярском театре оперы и балета.  

Разрекламированную премьеру постановки «Viva la mamma» я принципиально игнорировала – уж больно напомнила мне афиша бородатую Кончиту Вурст, и на «Испанский час», который грозится «пробить» в театре в конце апреля, вряд ли соберусь – легкомысленный сюжет этой комической оперы почему-то совсем не привлекает. Вот если бы пробил русский час –  например, «Руслан и Людмила» М. Глинки, «Алеко» С. Рахманинова, «Золотой петушок» Н. Римского-Корсакова (я даже представила себе Шамаханскую царицу – солистку Инну Сподину) и другие, то я, консерватор в душе, пошла бы на такие премьеры с заведомым восторгом. Скажете: «Бюджет! Нет средств». Возможно. Но практика показывает, что на хорошие и качественные программы порою требуется минимум материальных затрат, но максимум желания и вкуса. И в качестве примера хочу привести совершенно не рекламированный «Вечер романса», состоявшийся совсем недавно.

Заранее о концерте слышала лишь одно – будет звучать музыка композиторов ХХ века, но ведь это почти безбрежное море, и потому предугадать, что именно мы услышим, было сложно. Хотя, не скрою, представлялись романсы, которые давно на слуху. И уж точно, что виделось без сомнения, – форма проведения концерта: рояль по центру сцены, выходит артист, исполняет  произведения и откланивается под благодарные аплодисменты публики. Меня, признаться, и такой вариант устраивает, иначе не спешила бы всякий раз на традиционные вокальные встречи.

Но зрителей ждала совсем другая картина: на экране – спокойная заставка со старинным особняком, рояль расположился рядом с кулисой (что было и внешне оправданно, и удобно концертмейстерам, быстро сменявшим друг друга), по краям – фонари, две скамьи. Ага! – значит, здесь будут встречаться, влюбляться, объясняться, расставаться… и снова встречаться. Так оно и получилось! Более полутора часов на сцене разворачивался неназойливый, едва очерченный сюжет, и беспрерывно происходило интересное действие, связавшее в одно целое, казалось бы, необъединяемое: произведения лирические, с драматическим накалом и шуточного плана, сатирические. Музыка была представлена изысканная, поэзия – элитная. Романсы С. Рахманинова, С. Прокофьева, Д. Шостаковича, Г. Свиридова, М. Таривердиева на стихи А. Пушкина, А. Апухтина, Ф. Тютчева, А. Блока, С. Есенина, А. Ахматовой… – фамилии говорят сами за себя.  Таким образом, был поднят богатейший пласт незаслуженно забытых, редко исполняемых сочинений.

Романс – произведение камерное, маленькая жизнь на сцене, и солисты, каждый в меру своих артистических способностей и вокальной подготовки, очень старались вникнуть в суть исполняемых вокальных миниатюр и посвятить в разгаданное и прочувствованное ими зрителя. Благодаря чему певцы, которых мы по большей мере привыкли слышать в оперных постановках, раскрылись по-новому, показав ещё одну грань своего мастерства.

В первом блоке явное лидерство среди композиторов принадлежало С. Рахманинову – артисты выбрали в основном малоизвестные романсы: «Ты помнишь ли вечер» (сл. А. Толстого), «Опять встрепенулось ты, сердце» (сл. Н. Грекова), «О, нет, молю, не уходи» (сл. Д. Мережковского) и другие, но были включены и достаточно популярные, любимые публикой: «Здесь хорошо» (сл. Г. Галиной), «Не пой, красавица, при мне» (сл. А. Пушкина). Захваченные музыкальной волной, стихами, казалось, что мы действительно вернулись в прошлое, окунулись совсем в иную атмосферу, где всё не так суетно, как сегодня, и сердце защемило от грусти по чему-то необъяснимому, безвозвратно ушедшему…   

Убедителен был Роман Хобта, исполняя произведения Г. Свиридова в дуэте со своим постоянным концертмейстером Еленой Юриковой, что не случайно – его репертуар богат сочинениями этого выдающегося композитора. В родной стихии чувствовала себя и Надежда Комарова, которая не только прекрасно пела, но и по задумке режиссёра сыграла роль покорительницы мужских сердец, особенно понравилось представленное ею «Недоразумение» (Д. Шостакович, сл. С. Чёрного). Искренно, драматично и женственно прозвучали романсы М. Таривердиева на стихи М. Цветаевой: «Попытка ревности» – Наталья Плотникова, и «Мой милый, что тебе я сделала?» – Анна Киселёва.

Наряду с серьёзными откровениями, которые хочется слушать затаив дыхание, зрителю были предложены и такие, которые вызывали улыбку. Николай Мишенёв, например, замечательно обыграл «Честную бедность» (Г. Свиридов, сл. Р. Бёрнса), Владимир Комович  колоритно и напористо представил «Таракана» (Д. Шостакович, сл. Ф. Достоевского), а Дмитрий Рябцев так вошёл в образ, раскрывая «Трудноисполнимое желание» (пишется слитно), тоже написанное  Д. Шостаковичем, но на слова… из сатирического журнала «Крокодил», побивавшего рекорды тиражей в советское время, что насмешил до слёз.  В общем, прослезиться можно было и от смеха, и от светлой печали, навеянной классикой. Кстати, наряду с классическими сочинениями органично выглядел и плод вдохновения красноярского композитора Александра Михалёва – он же солист театра оперы и балета, поэтому, конечно, романс «Признание» на слова И. Рождественского прозвучал в авторском исполнении.

Не могу не сказать и об артистах-стажистах, к которым питаю особые чувства. В тот вечер мастера нелёгкого жанра в очередной раз показали, что сцена – не просто любимая работа, это их жизнь. Вячеслав Нечипуренко и заслуженные артисты России Наталья Соколова и Герман Ефремов внесли столько энергии, задора и озорства, что сразу оживили притихший от серьёзной музыки зал. В любом возрасте, утверждают солисты, сильны и страсть, и переживания, и любовь, даже если она последняя: да, «Последняя любовь» – так и называется романс (А. Петров, сл. Э. Рязанова), исполненный Н. Соколовой. И «Как хочешь это назови» (Д. Мушель, сл. С. Щипачёва) – вторил даме, по-джентльменски поцеловав ей руку, В. Нечипуренко.

И было бы совсем несправедливо не назвать имена тех, кто своими изящными и непостижимо ловкими пальцами извлекал из клавишей разнообразные переливы звуков. Партии фортепиано блестяще исполняли концертмейстеры театра: Наталья Агеева, Людмила Схиртладзе, Наталья Собинкова, Анастасия Косинская, Елена Чепурная, все они – большие труженицы, обычно остающиеся в тени. Однако зрители дарили своё щедрое внимание не только певцам, но и аккомпаниаторам.

И, наконец, пятёрку с плюсом хотелось бы поставить в творческую «зачётку» Анастасии Швецовой, режиссёра и автора программы – программы интеллектуально-благородного качества. На мой, чисто зрительский взгляд, было всё продуманно, уместно, тщательно и логично выстроено. Такого неожиданного по форме и наполненного по содержанию концерта мне, пожалуй, ещё не доводилось видеть в нашем оперном театре. Отрадно, что на протяжении всего вечера  звучало чистое, родное русское слово. Приятно, что получили возможность выступить  многие молодые и совсем ещё начинающие солисты, которые нечасто задействованы в постановках, однако имеющие отличный потенциал.

Ничего страшного в том, что некоторые произведения показались публике трудными для восприятия – душа обязана трудиться, как сказал поэт, и обязана познавать. Пусть лучше останется некоторая недопонятость от чего-то высокого и серьёзного, чем недоумение от пошловатой доступности и отталкивающей безвкусицы. Театр должен в первую очередь воспитывать, развивать чувство прекрасного, а не развлекать в угоду новомодным тенденциям. Поэтому я, как и другие консервативные зрители, продолжаю мечтать. И о новых русских постановках, и о тематических вечерах… А вдруг любимый театр подготовит концерт, посвящённый творчеству П.И. Чайковского (в честь 175-летия со дня рождения), это же кладезь романсов! Да мало ли какие удивительные программы можно подготовить, используя главное – желание и хороший вкус.