Близится к завершению театральный сезон, но сегодня речь пойдёт не о театре, а о зрителе, точнее, зрительнице.

 

Не каждому дано быть артистом, да это и ни к чему – кто же тогда будет смотреть, сопереживать, выражать эмоции?! Ни театр, ни филармония не могут существовать без своей аудитории – отзывчивой, вдумчивой, неслучайной. Поэтому быть зрителем тоже надо уметь – и здесь без таланта и мудрости не обойтись. Не зря же поэт Андрей Дементьев так тонко подметил: «Пусть другой гениально играет на флейте, но ещё гениальнее слушали вы!».

ЗВАНИЕ ДЛЯ АКТИВИСТКИ

Всегда приятно оказаться среди тех, кто охвачен той же музыкальной волной, что и ты. Люблю постоянную публику театра оперы и балета – это свои люди, можно сказать, родственники по увлечению. Но одна почитательница оперы меня особенно удивляет и умиляет.   

Впервые я увидела её ровно пять лет назад, в конце июня, на большом концерте в Красноярском музыкальном театре. В состоянии творческой эйфории и приподнятости труппа прощалась с публикой на время летних каникул. Причём благодарно прощалась, с выдумкой. Самая активная и преданная зрительница, по версии руководства, была награждена благодарственным письмом, букетом цветов и всплеском одобрительных аплодисментов. Как пояснила директор театра Наталья Ивановна Русанова, такую признательность эта улыбчивая дама заслужила своими регулярными заметками в прессе, посвящёнными успехам служителей сцены. Помню, я очень порадовалась и за театр, умеющий ценить чуткого слушателя, и за Любовь Семёновну Шейко, получившую почётную долю внимания. Правда, тогда её фамилию я, конечно же, не запомнила…

Прошло время, и мы снова встретились в зрительном зале, на сей раз в театре оперы и балета. В результате знакомства, которое длится уже около года, мне стало ясно, что эта редкостная женщина может по праву претендовать на звание самого активного и заинтересованного зрителя города Красноярска. Понятно, что такой традиции – отмечать заслуги и личный вклад в развитие культуры простых красноярских зрителей, а не только артистов и режиссёров – у нас пока нет. Но если вдруг кому-то из городских мужей придёт в голову схожая мысль, то по поводу кандидатуры № 1 долго размышлять не придётся, потому что она уже есть…

РОМАШКИ ДЛЯ ВИШНЕВСКОЙ

Мне кажется, что самое ценное для Любови Семёновны в её квартире – это богатый архив, внушительную часть которого составляют многочисленные фотографии, программки, вырезки из газет, журналов, рассказывающие о музыкальном искусстве. Приобщилась она к классике очень давно. Ещё учась в МГУ, при любой возможности покупала билеты в Большой театр, с восторгом и трепетом слушала выступления многих знаменитостей. Например, концерты Галины Вишневской и Мстислава Ростроповича юная студентка посещала везде, где бы они ни проходили, но чаще всего в Московской консерватории. Там у поклонницы было коронное место: во втором ряду возле центрального прохода, чтобы легче было подойти к сцене и подать цветы любимой певице. «Конечно, это были не розы и даже не гладиолусы, а простые астры или ромашки, но Галина Павловна ценила это, ведь было видно постоянство студентки. Приняв букет, она всегда пожимала мне руку», – вспоминает Любовь Шейко в своей книге «Время и люди».

Да, истинная любительница оперы, вышедшая из театральной семьи – её мама Ольга Овчинникова и отчим Георгий Марчук в 60-е годы служили в драматическом театре им. А.С. Пушкина, является автором не только бесчисленного количества заметок о культурных событиях краевого центра, но и собственной книги воспоминаний. Говорят же, что каждый человек может написать хотя бы единственный, но зато неповторимый роман – о перипетиях своей жизни. Однако не каждый это делает…

Самиздатовская книжка Л.С. Шейко была напечатана, когда у автора стало больше свободного времени – незадолго до ухода из любимой красноярской школы, переименованной в начале 2000-х в гимназию № 2, где она отработала учителем английского языка 43 (!) года, заслужив различные награды и регалии, в том числе «Ветеран труда», «Отличник просвещения СССР», «Отличник народного просвещения России». Вот я и клоню: теперь не хватает лишь звания «Заслуженный зритель города Красноярска» или что-то в этом роде. Хотя негласно и друзья, и артисты, о которых постоянно пишет неутомимая и оптимистичная пенсионерка с огромным зрительским стажем и глубоким опытом, уже давно её примерно так и величают.

«ОПУСЫ» ДЛЯ СЧАСТЬЯ

А по поводу бесчисленного количества заметок и статей я, пожалуй, погорячилась – у моей новой знакомой, аккуратно ведущей все записи, щепетильно относящейся к каждому напечатанному слову, всё имеет своё точное место и конкретный счёт. Недавно, при очередной встрече в зрительном зале, Любовь Семёновна не без удовольствия вручила мне копии двух своих последних статей – опусов, как она сама их иронично-ласково называет, которым собственноручно присвоила порядковые номера – 82 и 83. Вот чем занимается на пенсии заинтересованный театрал! Публикуясь в одной из городских газет (в «Красноярском рабочем» тоже не раз печаталась) и не имея материальной выгоды от своей внештатной почётной корреспондентской «обязанности», которую сама же взвалила на себя добровольно и радостно, Любовь Шейко получает неизмеримо больше, чем то, что поддаётся счёту и быстро растрачивается.

Во-первых, она счастлива, чувствуя свою нужность, полезность. А, во-вторых, счастливы те, кому она адресует свои благодарные, нежные «опусы». Можно только удивляться завидному терпению и скрупулёзности, с которыми она описывает новости и сюрпризы сцены под рубрикой «Заметки театрала». По ним уже сегодня можно смело составлять летопись культурной жизни города. «Разумеется, я не журналист, – говорит Любовь Семёновна, – но я очень хочу, чтобы красноярцы знали о том, как много ярких событий у нас происходит, какие талантливые люди живут рядом с нами».

Почитатель талантов своим традициям не изменяет: как и прежде, у неё есть  в зале излюбленные места, да и цветочно-конфетный период её отношений с артистами продолжается. Правда, в театре она сейчас предпочитает сидеть по центру не во втором ряду, как когда-то в столичной консерватории, а в первом – так удобнее больным ногам, да и видимость здесь прекрасная. Букеты любимым солистам преподносит редко – на пенсию особо не размахнёшься, но на конфетах, шоколаде никак не хочет экономить! По-моему, эта неугомонная  женщина никогда не приходит в зал с пустыми руками.

Когда обычные зрительницы, собираясь на спектакль, беспокоятся о причёске, она озабочена тем, чтобы наполнить гостинцами привычную сумку и ничего не забыть (причёска и маникюр к тому времени у неё уже готовы).

Когда соседи по ряду ещё только думают, как отреагировать на понравившееся выступление, она щедро и уверенно кричит «браво»! 

Когда, отшумев аплодисментами, зал пустеет, она, опираясь на трость и руку сына, спешит за кулисы, чтобы поздравить, поддержать любимых артистов и подсластить их сценическую жизнь чем-нибудь вкусненьким.  

Так, благодаря активности и отзывчивости Любови Шейко круг её друзей и знакомых в театральной, особенно в актёрской среде ширится с каждым годом. Это Лариса Марзоева и Ольга Ран, Валентина Литвина и Марина Малькович, Наталья Агеева и Людмила Схиртладзе, Анна Киселёва и Евгений Балданов, Александр Михалёв и Дарья Рябинко и многие другие.

В последнее время Любовь Семёновна всё смелее подходит после концертов к звёздам оперной сцены, в том числе зарубежным, которые нередко у нас выступают. Найти общий язык с любым заезжим гостем заслуженному красноярскому театралу не представляет никакой сложности: открытая улыбка и знание английского всегда при ней!

sheiko 

На снимке: Л.С. Шейко с народной артисткой России Ириной Долженко.